Последние комментарии

  • александр17 декабря, 1:46
    да перестаньте уже писать и показывать эту свинью резиновую.уродство и убожество с претензией на гламурность.тьфу20 смешных фото о штанах с «повышенной вентиляцией»
  • Татьяна Лайс (Шерер)17 декабря, 1:24
    Увидела её в юбке плиссе вспомнились 90 ые года я такую на рынке купила китайскуюНаша Мелания Трамп? 5 действительно стильных образов Елены Малышевой
  • Анатолий Ткаченко17 декабря, 0:16
    Есть ещё один способ. Натереть губы перцем Чили. 10 полезных хитростей, которые увеличат губы без уколов

Мода навсегда: почему мы одеваемся именно так, а не иначе

Мода навсегда: почему мы одеваемся именно так, а не иначе

Современный стиль одежды родился во времена европейских диктаторов, Великой Депрессии и Большого Террора. Фокус внимания сместился на фигуру под одеждой. Возникли предметы и образы, которые мы охотно используем и сейчас.

Платья с бахромой символизируют 1920-е годы.jpg

Одежда разных времен теперь стала восприниматься как костюмы. Платья с бахромой символизируют 1920-е годы, платья на обручах – еще более давние времена.
Наденьте платье из шифона и легкой шелковой ткани – и образ Кэтрин Хепберн или Барбары Стенвик готов. С мужским гардеробом произошло тоже самое: если вы наденете костюм с просторным пиджаком на деловую встречу, образ получится почти таким же нелепым, как если бы вы носили сюртук и отрастили бакенбарды. Такой выбор одежды был бы идеален для Англии 1933 года, однако никак не в наши дни.

В 1930-е годы появились черные и коричневые рубашки, пришедшие в моду из формы фашистов. Несмотря на то, что это было время диктаторов и Великой депрессии, многие предметы одежды, популярные и сейчас, появились именно в те годы
В 1930-е годы появились черные и коричневые рубашки.jpg

Сегодняшняя мода многим обязана 1930-м: появился мужской пиджак c подплечниками и вытачками в области талии, женщины начали носить спортивную одежду, а ее материалы и формы пришли в повседневный стиль, появились карманы в повседневной одежде. Изобретенные всего несколько десятков лет назад бюстгальтеры стали обычным предметом гардероба каждой женщины и обзавелись поролоновыми вставками для придания формы. И, конечно же, нельзя забывать про слаксы. Пусть в 1930-е годы они все еще и считались смелым выбором для девушек, однако то, что они станут популярными, было понятно даже тогда.

1930-е годы мода слаксы.jpg

Обретенная практичность нынешней одежды обусловлена многими экономическими и политическими факторами. Экономический коллапс и попытки создать единое социальное общество привели к тому, что границы между вкусами и нуждами людей абсолютно разных классов в 1930-х начали стираться.

Выпускаемая одежда удовлетворяла нуждам каждого: она помогала богатым осторожным спрятать деньги, а бедным – скрыть их полное отсутствие. В те времена, в Париже, в индустрии моды появились первые женщины-кутюрье. Некоторое время спустя и в Нью-Йорке на Седьмой Авеню появились творения женщин-дизайнеров. Среди всех них выделялась Клэр МакКарделл – одна из пионеров женской повседневной моды. Главной целью всех новоявленных модельеров женщин было избавиться от чрезмерной женственности в одежде и изобрести естественную моду – бессмертную и независимую от смены убеждений.
Клэр МакКарделл (3).jpg

Элегантные, но простые творения скрыли межклассовые различия, но обнаружили другие вещи. Теперь тела не прятались под килограммами ткани, и чертой, которая различала людей, стала загорелая и подтянутая фигура. Вот он, главный парадокс 1930-х годов: одежда стала менее разнообразной, а фигуры и состояние тела стали отличаться.

Что касается изменений в мужской моде, они так же были разительными. Костюмы теперь тоже подчеркивали фигуру. Просторный пиджак обнаружил поникшие плечи, брюки выставили напоказ мягкие животы. Однако в Лондоне и Неаполе придумали новый покрой мужского костюма, который скрыл недавно выявленные недостатки.
Мужская мода 1930-е.jpg

Фредерик Шолт, портной из Лондона немецкого происхождения, взял за основу алые мундиры Придворной дивизии и немного видоизменил их. Теперь пиджак визуально расширял плечи, сужал талию, и мужчины выглядели более худыми, мускулистыми и высокими.
В 1933 году вышел первый номер журнала Esquire..jpg

В 1933 году вышел первый номер журнала Esquire. Он состоял из 116 страниц и стоил 50 центов (средний доход на семью был тогда примерно 29 долларов в неделю). Журнал пришелся по душе публике, и его раскупили буквально за считанные часы. Изначально планировалось, что журнал будет выходить раз в 4 месяца, но после такого ошеломительного успеха он стал ежемесячным.
Женские платья 1930-е.jpg

Для женщин, конечно, на первом месте стояла женственность. Прямые платья свободного покроя и без талии (их запросто можно было надеть через голову), так популярные в 1920-е годы, ушли в небытие. Наряды стали обтягивающими и подчеркивали каждый изгиб женского тела благодаря новому способу раскройки материала (по диагонали).

Стали использоваться различные виды ткани: муслин, вельвет, газ, шифон и другие. С каждым годом тело обнажалось все сильнее: женщины стали появляться на пляжах и у бассейнов в раздельных купальниках, вечерние платья оголяли спину, а ночные сорочки стали гладкими и изящными. На самом деле, в 1930-е годы было сложно отличить ночную сорочку от вечернего платья.
Джинджер Роджерс в вечернем платье.jpg

Голливуд был в восторге от новой моды. Женщины, облаченные в изящные вечерние туалеты, появлялись в каждом фильме. Десятки миллионов людей взирали на экраны и восторгались американскими красавицами. Однако эту кардинальную смену стиля провели отнюдь не в Америке, а во Франции, в Париже. Таких внезапных изменений не было ни до этого, ни после.

Все дело в том, что во главе почти половины модных домов Парижа в то время стояли женщины. Среди них были Коко Шанель, Мадлен Вионне, Луиза Буланже и Огаста Бернард. Эти женщины были родом из обычных семей, например, Вионне с 11 лет работала помощницей швеи. Они родились не в высшем классе, но их потрясающий талант и непоколебимая стойкость подняли их на самый верх.
Мадлен Вионне.jpg

Вионне и ее современницы начали модную революцию. C 1938 года она стала отдавать предпочтение сложным драпировкам, а ее золотой топ, мягко стекающий по фигуре, обрел необыкновенную знаменитость. Однако Вионне пыталась действовать не только в сфере моды. Она называла себя «врагом моды», и агитировала за женскую свободу и социальные реформы. Работающих в ее ателье девушек она обеспечивала бесплатной медицинской и стоматологической страховкой, а также предлагала оплачиваемые декреты и отпуска.
Чарльз Джеймс с моделью, 1948 год.jpg

Именно в такой мир парижской моды попал англо-американский дизайнер Чарльз Джеймс в свои 20 с небольшим лет. Он начал свою карьеру в ателье Вионне, где научился драпировать платья прямо на модели; в дальнейшем Чарльз прославится своим фундаментальным подходом к драпировке нарядов. В 1930-е годы он выпустил свое самое знаменитое платье «такси»: называлось оно так за его простоту в одевании и снятии: якобы его можно было запросто надеть в кабине такси. Верх платья обтягивал фигуру, а низ оборачивался вокруг тела и закреплялся сзади тремя застежками.
1930-е годы мода.jpg

Стиль 1930-х годов создавался модельерами для людей, порой абсолютно разных. Те, кто не хотел выделяться, носил скромные, но элегантные наряды, немногочисленные богатые одевались в дорогие утонченные платья, а среднему классу наконец стал доступен хороший вкус.
В 1929-1932 годы экономика Америки.jpg

В 1929-1932 годы экономика Америки практически остановилась в развитии: доход, занятость, производимые товары и продажи – все заметно упало. Социологи Роберт и Хелен Линды изучали жизнь малого города в Мидлтауне, штат Индиана, в 1920-е годы. В своей работе на эту тему они писали, что люди стали вести себя предусмотрительно в отношении трат и расходов. Те, у кого были драгоценности, помещали их в банковские ячейки. Среди состоятельных жителей Мидлтауна теперь было модно носить «менее вычурные наряды».
В 1929-1932 годы экономика Америки (2).jpg

Спортивная одежда очень соответствовала фразе, которая появилась в период Великой депрессии: «Американский образ жизни». Она была универсальной, удобной и доступной. На Седьмой Авеню Клэр МакКарделл начала использовать способ драпировки Вионне в производстве ежедневной одежды. Сшитая на машинке версия платья «такси» Чарльза, упакованная в целлофановый пакет, активно продавалась в торговых центрах. Благодаря федеральным вложениям в женское техническое профессиональное образование с 1917 года, женщины, увидев платье своей мечты по телевизору, бежали не в магазин, а к своим швейным машинкам. Разницу между самодельным платьем и купленным увидеть мог только наметанный глаз.
Ателье, Париж 1925.jpg

Современная мода уравнивала всех довольно сильно, но не полностью. В то время как мужские костюмы сидели на всех мужчинах превосходно, улучшая их фигуру, женские платья, по словам журнала Vogue, «предательски выделяли любые незначительные недостатки». Слова, приписываемые Уоллис Симсон, «никогда нельзя быть слишком худой или слишком богатой», были как нельзя более актуальными в то время.
Как худели в 1930-е.jpg

Диеты существовали уже довольно давно, первый «салон похудения» открылся в Чикаго в 1914 году, а первыми худеть начали девушки-флэпперы. Но облегающая одежда 1930-х годов выставляла всю фигуру напоказ, чего не было в 1920-х. Талия стала объектом внимания, для высокой груди девушки использовали бюстгальтеры из двух элементов, уже полностью вытеснившие корсеты прошлого века. Теперь девушка должна была обладать тонкой талией, узкими бедрами и широкими плечами для идеального образа.
Стандарт женской красоты 1930-х.jpg

По задумке дизайнеров, избавление от жестких корсетов должно было облегчить жизни девушек и дать телу свободу. Вионне говорила, что «женские мускулы – лучший корсет из всех». Однако новая мода изменила идеалы женского тела. Не так давно идеалом считались довольно округлые формы. Женщины «Прекрасной эпохи» (условное обозначение периода европейской истории между последними десятилетиями XIX века и 1914 годом – прим. редакции) использовали накладки для создания объема: бедра должны были быть такими же широкими, как плечи. Но во время Великой депрессии бедные голодали из-за нехватки денег, а богатые – для достижения идеального тела.
Курение как диета (2).gif

Уход корсетов ознаменовал пришествие других вещей на рынок потребления: увеличение количества «салонов похудения», появление сигарет для снижения аппетита и корсетов из эластичных тканей.

С появлением спортивной одежды занятия спортом стали неотъемлемой частью дня. Начали появляться общественные бассейны, теннисные корты, поля для гольфа и спортивные залы. То время по праву можно называть самым спортивным и полезным для здоровья. Но нерасторопная игра в гольф или случайный теннисный сет не помогали избавиться от лишнего веса. Бодибилдер Чарльз Атлас предлагал мужчинам накачать кубики пресса и блистать ими на пляже, а журнал Vogue разрабатывал комплексы упражнений для женщин, чтобы приподнять грудь.
Как худели в 1930-е (2).jpg

Все же были те, кому не нравилось, что корсеты ушли в прошлое, и Чарльз Джеймс был как раз таким. К началу Второй мировой войны он уже забросил идею освобождения женских тел. Помимо всего прочего, в отличии от Вионне, он никогда не считал женские тела красивыми.
Чарльз Джеймс.jpg

«Женская фигура сама по себе неправильна», - говорил он в 1933 году. Джеймс Чарльз, человек с неиссякаемым талантом, теперь искал себя в радикально ином подходе. То, что он выпускал в 1940-е и 1950-е года, имело в себе жесткие конструкции из металла, проволоки и кожи. Пальто и костюмы имели жесткую форму, скрывая фигуру человека. Бальные платья обзавелись пышными юбками, и иногда достигали двух метров в ширину. Клиентки Джеймса, конечно, были и так худыми, однако он предлагал им платья идеальных форм. По его словам, его «платья помогали женщинам раскрыться, и увидеть в себе такую фигуру, которую они раньше не видели».

«Ничто, ни до этого, ни после, не было похоже на то, что создавал Джеймс», - пишет дизайнер Ральф Руччи в книге «Чарльз Джеймс: за пределами моды». Это не совсем правда: в своих послевоенных творениях Джеймс играл с историей. Он черпал вдохновение в моде прошлых годов: от времен Первой мировой войны он взял юбки на обручах, от конца XIX века – накладки на бедра, а от начала XIX века – высокие талии. За свою карьеру он переработал и использовал в своих произведениях, наверное, каждый когда-либо изобретенный элемент женской одежды.
Чарльз Джеймс с моделями.jpg

Джеймс желал признания на массовом рынке, но восхищались им лишь люди искусства. Говорят, что именно его работы вдохновили Кристиана Диора на его коллекцию New Look 1947 года. Но коммерческий успех так и не настиг Джеймса. Платье «такси» 1930-го года было одной из немногих вещей, которые успешно и повсеместно продавались. Попытки превратить его сложные изделия в ежедневную одежду были неудачными. Он был плохим бизнесменом и сложным человеком, и это никак не помогало ему в достижении успеха.
Чарльз Джеймс за работой, 1969 год.jpg

«Прискорбно, что у него такой тяжелый характер. Я бы хотел, чтобы он мне понравился, мне бы очень хотелось своими глазами увидеть, что он – непризнанный гений», - говорил фотограф Сесил Бетон, друг детства Джеймса. К 1964 году Джеймс практически разорился и прекратил заниматься одеждой. 14 лет своей жизни он провел в отеле, его кровать была завалена эскизами и недоеденными сэндвичами.

Чарльз Джеймс был величайшим, а кто-то считает, что и единственным, кутюрье Америки. Но его творения не изменили ход истории моды: фигура стала важной. Будет даже вернее сказать, что фигура стала важна, как никогда. Австрийский психиатр Пауль Шильдер несколько лет провел в Нью-Йорке, пытаясь выяснить, почему же люди не могут жить в гармонии с собственным телом. Он был поражен, насколько мнение о собственном теле зависит от мнений других людей и как легко его изменить.
Как худели в 1900-е (2).jpg

«Тело, которое с нами постоянно, которое мы так хорошо знаем, может стать таким ненадежным спутником». Именно Шильдер ввел понятие «образа тела» - восприятие человеком собственного тела. Так родился еще один повод для беспокойств, пусть и не такой значительный для той эпохи, но зато, как показало время, долговечный.