Кокошник: История «запретной женственности»

ЧЕМПИОНАТ МИРА ПО ФУТБОЛУ — 2018. Лето проходит под знаменем мультикультурализма и возвращения к корням одновременно. В Москве —перформанс дизайнера Марии Казаковой, работающей над маркой Jahnkoy, которая обращается к традиционным русским практикам ремесла, а на улицы возвращается кокошник.

Кажется, этот традиционный головной убор успел этим летом побывать везде: от голов российских болельщиц до аргентинских туристов. Общее впечатление подтвердилось ещё и статистикой: по данным РБК, продажи кокошников выросли в 16 раз, а вдохновлённые производители уже собираются делать их на экспорт. Вспоминаем, когда на Руси появились первые кокошники, и пробуем разобраться, что они означали.

Кокошник: История «запретной женственности». Изображение № 1.

Откуда взялся кокошник

Начать стоит с того, что женские волосы в славянской мифологии — образ довольно устрашающий. Считалось, например, что распущенные волосы замужней женщины способны принести несчастье и её семье, и всей деревне. Поверье, запрещающее ходить «простоволосой», положило начало всевозможным головным уборам, которые сменяли друг друга в зависимости от динамики торгового и культурного обмена Руси. Со временем от простых покрывал и всевозможных «рогатых» головных уборов (венцов у незамужних, кибалок и сорок у замужних) в обрядный обиход богатых русских женщин входит кокошник.

Происхождение у всем известного этнического головного убора довольно смутное. Впервые его название (происходит от слова «кокош» — «петух», в честь формы кокошника), упоминается только в XVII веке. Тем не менее описания головного убора в виде гребня и пластины историки находили ещё в новгородских летописях X века. Существует как минимум три версии появления кокошника на Руси. Первая и самая популярная — «византийская». С развитием торговли между странами вместе с крестом и православием дочери русских князей переняли у византиек высокие головные уборы, которые те начали носить ещё в период эллинизма. Впрочем, по двум другим версиям, у кокошника монгольское или мордовское происхождение.

Кокошник: История «запретной женственности». Изображение № 2.

Откуда бы ни пришёл кокошник, на Руси он быстро ассимилировался, видоизменился и стал повсеместным явлением

Кокошник: История «запретной женственности». Изображение № 3.

Откуда бы ни пришёл кокошник, на Руси он быстро ассимилировался, видоизменился и стал повсеместным явлением. Так, изначально кокошник считался праздничным женским головным убором у знати, надевали его на свадьбу, а в повседневности носили его упрощённое подобие. Крестьянки долго носили сороки и убрусы, кокошник был им не по карману. Но со временем кокошники или их подобие (головной убор с высоким очельем) освоили и в деревнях. Виды кокошников, их украшения и вышивка разнились от местности: в центральных районах России были кокошники, напоминавшие полумесяц (которые мы все привыкли видеть), на севере — однорогий конус, в южных — двурогий.

Кокошник был повсеместно популярен вплоть до европейских реформ Петра I. Император упразднил его среди дворянок и боярышень, и с тех пор за кокошником закрепилось лишь сугубо обрядное и символическое назначение, а привычка носить его сохранялась только в деревнях. Впрочем, у головного убора было ещё несколько модных пришествий: Екатерина II, демонстрируя близость к народу, позировала в нём для парадных портретов, а во времена Николая I, который ввёл придворный мундир для женщин, имитирующий русский народный костюм, кокошник стал его обязательной частью. Последнее государственное явление кокошника можно датировать 1903 годом: он появился на дамах во время костюмированного бала, приуроченного к 290-летию дома Романовых, на который русский высший свет нарядился в костюмы допетровской Руси. Стоит ли говорить, что после революции с «имперским духом» было покончено, а традиция носить национальные костюмы, даже по праздникам, ушла вместе с царской семьёй.

Кокошник: История «запретной женственности». Изображение № 4.

Мистическое и социальное значение

С кокошником связано множество обрядов и, как водится в русской традиции, мистических суеверий. Девичьи и женские кокошники отличались своей конструкцией: незамужняя девушка могла носить только гребень, не прикрывая макушку и косу (конечно же, для привлечения мужчин), замужняя же женщина была обязана носить кокошник с покрывалом для волос — следы всё той же дохристианской демонизации.

С кокошником был связан и обряд «прощания с девичьей красотой» после венчания: косу девушки перезаплетали в две косы и покрывали голову кокошником с кисеёй, спадавшей до плеч, или платком, который завязывали под подбородком. Таким образом, кокошник стал своеобразным маркером социального статуса женщины.

Кокошник: История «запретной женственности». Изображение № 5.

Женственность на Руси, с одной стороны, вызывала страх, а с другой — её сакрализировали

Кокошник: История «запретной женственности». Изображение № 6.

Кокошник надевали по праздникам, в обычное же время носили повойники или венцы, которые его напоминали. К свадьбе, в том числе и крестьянской, семья невесты старалась приобрести для неё жемчужный кокошник, более дешёвые версии считались позором и плохой приметой. Если же денег не было, жемчужный кокошник занимали у богатых соседей, и женщина носила его вплоть до рождения первенца, а в передовых губерниях — три дня после свадьбы. Кокошник хранился в семье не одно поколение: передавался от матери жене сына или же старшей дочери и был весомой частью приданого. Уже после революции эмигрантки, многие из которых основали свои дома моды в Париже, ввели в европейский быт элементы славянской моды. Так, свадебный венец, который отдалённо напоминает традиционный русский кокошник в форме полумесяца, стал популярным в 1920-е.

Кокошник: История «запретной женственности». Изображение № 7.

Значение вышивки

Обычно головной убор делали мастерицы-кокошницы в городах или же в больших сёлах. Кокошники продавали на ярмарках, а иногда делали на заказ. В ход шла дорогая ткань, которую расшивали золотыми и серебряными нитями, бисером, цветными камнями в металлической оправе, а потом натягивали её на бересту. Кокошники украшали жемчужными подвесками, которые спускались на лоб, — их называли подницей; в XVIII веке такие уборы могли себе позволить только очень богатые семьи. Каждая нить и узор на были там неспроста: традиционно по центру располагался символ плодородия, а по бокам — фигуры лебедей как символ верности супругу и семье.

Тыльную часть украшало дерево («древо жизни»), каждая ветвь которого имитировала новое поколение, а на ветвях располагалась всевозможная флора и фауна. На каргопольских кокошниках (Архангельская область) были вышиты золотые звёзды, на «лбу» обычно располагалось солнце, а по бокам — небесные знаки. Набор тайных знаков служил ещё и оберегом, женственность на Руси, с одной стороны, вызывала страх, а с другой — её сакрализировали.

Национальный символ

На нынешнем фестивале футбола кокошнику суждено было стать символом всего «русского». Во-первых, кокошник — это красиво, а во-вторых, в массовом бессознательном это атрибут всего сказочного, от Царевны-Лебедь до Cнегурочки. Кокошник, как часть народного костюма, хранит в себе традиции вышивки и ремесла, которые незаслуженно забыты. Уже сейчас подобия кокошников можно найти у европейских инстаграм-брендов — например, у Eliurpi. Так что вслед за вышиванкой он вполне может стать новым модным трендом.

При этом мало кто отдаёт себе отчёт в том, что исходно кокошник был символом стигматизации самого женского образа. Так что нынешний уход в сторону маскарадности (на чемпионате мира кокошник массово надевали на себя и мужчины) — разумное свидетельство того, что женских волос, как и женщин в целом, бояться не следует, ну а замужним (да и незамужним) женщинам волосы можно и не скрывать.

Источник